"Мы должны бороться за каждого молодого человека"

"Мы должны бороться за каждого молодого человека"
13.02.2018 20:32

Высокопоставленные гости обсудили и проблемы безопасности в школах. В Бурятии, как и по всей России, действует система так называемых гибридных войн. С таким жестким заявлением выступил депутат Госдумы Геннадий Онищенко. По его словам, детей зачастую психологически подводят к активному террору против сверстников. Онищенко заявил, что недооценивать такое влияние катастрофически для всей страны.

Геннадий Онищенко, заместитель председателя комитета государственной Думы по образованию: «Мы не изолируемся от мира и нельзя этого делать, было время, когда мы не признавали генетику, и это отбросило Россию на много лет назад. Мы должны противопоставить другой подход и бороться за каждого молодого человека».

Борются за каждого молодого человека - особенно после трагедии в пятой школе - теперь практически на каждом совещании и заседании. Вот и в этот раз Улан-Удэ стал площадкой для обсуждения безопасности детей и подростков. Говорили об охране школ, об бесконтрольном доступе в интернет, о модерировании кем-то психики ребенка. Власти в один голос утверждают, прежде всего в школе должны воспитываться человеческие ценности.

Вячеслав Цыбикжапов, заместитель председателя правительства Бурятии по социальному развитию: «Чем мы больше хотим контролировать все и вся, настолько же от нас дети отдаляются. Еще Энштэйн сказал, что воображение важнее знаний, а мы пытаемся вдолбить всю программу».

Безопасность в школах начинается и с создания благоприятной среды. На сегодня 64 школы в Бурятии не имеют канализации, 24 – центрального отопления. Онищенко отметил, что в России 20 млрд в год государство тратит на питание детей и при этом не обеспечивает даже на минимум должного рациона. Должной психологической помощи не обеспечивают и штатные психологи в школах

Дамбинима Самбуев, министр здравоохранения Бурятии: «Психологи, которые работают в школах, они являются преподавателями, и клинического опыта выявления патологии у них нет. Мы сейчас хотим поменять принцип работы наших психиаторов, чтобы они в регулярном режиме общались с психологами школ».

Несмотря на бурное обсуждение к каким-то конкретным выводам участники встречи не пришли. Общее понимание проблемы есть, но как на практике оградить детей от негативного влияния, не знает никто.